Калужская область, г. Малоярославец
ул. Российских газовиков,13
Get Adobe Flash player


Постоянная

Экспозиция музея

на основе личных коллекций художников И.А.Солдатенкова, О.Б.Павлова, В.Д.Матвеичева

Солдатенков Малоярославец

Наша беседа с Игорем Алексеевичем Солдатенковым, известным художником, педагогом, много лет преподававшим в Московском художественном институте им. Сурикова, состоялась в Музейно-выставочном центре. Он открылся в 1998 год)' по сути как «музей личной коллекции». Здесь расположилась постоянная экспозиция собрания Игоря Солдатенкова, переданного им в дар Малоярославцу. Мы разговаривали, проходя по залам и подолгу останавливаясь у экспонатов. Вопросов с нашей стороны было много: о концепции коллекционирования, о принципах живописного творчества, о родословной и, конечно же, о степени родства со знаменитым промышленником и меценатом К.Т. Солдатенковым. Беседа наша была похожа на экскурсию. Поэтому мы позволяем себе опустить редакционные вопросы к Игорю Алексеевичу и печатаем запись его разговора с нами как монолог, переданный не дословно, а в свободном изложении. Большой интерес вызвала коллекция древнерусской металлопластики, и наша экскурсия началась именно с того зала, где она экспонируется вместе с писаными иконами.

Зал экспозиции коллекции И.А. Солдатенкова. Малоярославецкий Музейно-выставочный центр

Литой образок - это старообрядческая икона. Почему старообрядцы предпочитали литье? Они считали, что икона должна пройти через очишение огнем. В XVIII веке на литую икону был наложен запрет, но духовная потребность в ней не угасала. И все же таких икон осталось очень мало. Они всегда пользовались «спросом» у собирателей. До революции литые образки коллекционировала семья Ханенко; в XX в. их собирали многие, в том числе коллекционер В. Тетерятников. От них кое-что перешло и в мою коллекцию. Во многих монастырях, даже зарубежных, есть старообрядческое литье. Мое собирательство началось с интереса к богородичным изображениям. Откуда этот интерес? Во-первых, Богородица - покровительница России. Во-вторых, я рос без мамы (она умерла, когда мне было три года), и к образу материнства у меня особая сердечная любовь. В-третьих, не последнюю роль сыграно и чисто мужское поклонение женщине как идеалу чистоты и духовности.

Я хотел собрать всю иконографию Божией Матери. Н.П. Кондаков написал целую книгу о том, как трансформировался образ Богородицы в Византии и Древней Руси. Мне же хотелось показать именно русские трансформации: как было возможно, по-разному

располагая всего две фигуры, создавать почти четыреста различных иконографических композиций. То есть специфика коллекции определяется моими художественными пристрастиями. И экспонируемые здесь веши - это не просто пассивные музейные предметы; они имеют непосредственное отношение к моей жизни как художника, к тем людям, с которыми мне доводилось встречаться.

Любовь к иконе зародилась еще в детстве. Наш дом был наполнен иконами, в нем, благодаря особой набожности моей бабушки Любови Даниловны, сохранялись все красные углы. В доме было много и медно-бронзового литья. Во время войны, когда мы жили ' в селе Хорошево под Коломной, нашим соседом был старик-иконописец. вернее, мастер, занимавшийся подготовкой иконных досок и когда-то работавший в московской мастерской. Он меня учил, как нужно готовить доску под икону - левкасить, наносить пропись, покрывать поля. Наблюдая за его работой, я постигал весь процесс создания иконы и учился понимать язык иконописи. Спас Нерукотворный

В экспозиции самый значительный иконный образ - это, несомненно, Спас Нерукотворный. Когда-то мне подарил эту икону мой ученик. Она была в ужасающем состоянии. Мы расчистили маленький фрагмент, и стало ясно, что это икона северного письма. Святой Владимир и Святой Константин, XIX в. Металл, литье, эмали

Реставратор - опытнейший мастер и великолепный знаток иконописи - расчищал икону долго, почти десять лет. Датировал образ концом XVII века. Я считаю, что спасенные музеями иконы, на долю которых выпали тяжкие испытания, - выброшенные из церквей, сваленные на чердаках, служившие крышками погребов и еще Бог знает чем, - если и должны возвращаться в храмы, то в специальные храмы печали... Таким иконам нужен особый режим, и подчас музейный режим для них оптимален. А для действующих храмов лучше создавать хорошие новоделы - сияющие золотом торжественные, благородные образы. Такова моя позиция в этом вопросе, позиция художника и верующего человека - я старообрядец.

Самая первая моя коллекция состояла из книг. Я начал собирать их когда жил в Рязани. Старые книги стоили тогда копейки. У меня были целые сундуки, набитые книгами. Какие-то из них кому-то оставил, какие-то сгорели. У меня несколько раз так было: соберу коллекцию, а она исчезнет - или ее украдут, или все сгорит. А моя страсть к собирательству имеет генетические корни. Евангелие, распятие и верижный крест

Мой отец, Алексей Иванович, был первоклассным модельщиком - точил на заводе из дерева модели деталей машин и станков, которые затем делали из металла. Любовь к дереву вынес, видимо, из своего детства, когда вместе со своим отцом, моим дедом Иваном Ефимовичем, занимался извозом леса. Отец умер в 1941 году, в начале войны, и часть своего сиротства я провел в детском доме. Но родословной своей занимался. Я знаю свою ветвь от Ефима

Прохоровича, перед ним были Прохор Леонтьевич и Леонтий Аве-рьянович. Его отца, моего четырежды-прадеда звали Аверьян. Он прихрамывал, поэтому получил прозвище - Куверьян. Отсюда еще одна наша фамилия - Куверины. Так вот этот самый Аверьян был двоюродным братом отца известного купца-старообрядца и коллекционера Козьмы Терентьевича Солдатенкова. Законных наследников у Козьмы Терентьевича не было. Но были дети от незаконной жены француженки. Сейчас по миру существует несколько ветвей рода Солдатенковых.

Многие родственники моего деда имели свое дело, некоторые были утильщиками, на языке того времени - грушниками. Вот и я тоже, наверное, грушник. Но прежде всего - художник. Мое собирательство, я это подчеркиваю, собирательство художника. Я приобретал вещи для души, с удовольствием их реставрировал, реконструировал; писал с них натюрморты. Поэтому разделы коллекции, переданные в Музейно-выставочный центр, формировались не по видам, жанрам или темам, а в соответствии с фактами моей жизни. Витрина с литыми образками

Вот, например, ничем, казалось бы, не примечательный шкаф, привезенный из Тюмени. Он принадлежал врачу Станиславу Иосифовичу Корнацевичу, сыну сосланного в Тобольск поляка. Станислав Иосифович родился в Тюмени и там прожил всю жизнь. Стал знаменитым врачом и лечил весь тюменский край. Будучи семнадцатилетним студентом-практикантом, оперировал Григория Распутина, когда тот в селе Покровском, около Тобольска, получил ножевое ранение. Есть даже его фотография с Распутиным и фрейлинами. Особой художественной ценности шкаф не имеет, но я сохранил его как раритет, за которым стоит незаурядная человеческая судьба.

А вот фарфоровое блюдечко из фамильного сервиза императора Николая II. Это подарок самого царя своему конюшенному. Мне же блюдечко было подарено десять лет назад в Швейцарии внучкой этого конюшенного, Лоникой Тимирязевой. Она серьезно изучала российско-швейцарские связи, занималась родом Тимирязевых. Имела вкус к собирательству. В XVII веке ее предок, швейцарец, осел в России. Его род в какой-то момент породнился с фамилией Тимирязевых. В XX веке ветвь этого рода вновь оказалась в Швейцарии. Лоника Тимирязева, сейчас уже очень пожилая женшина, живет в доме престарелых... Небольшая серебряная ложечка с выгравированной сценой из басни «Лиса и виноград» -тоже знак человеческой трагедии. Мне подарила ее женщина графских кровей, Орлова, прожившая, как она сама рассказывала, «пять жизней» - каждую в соответствии с тем или иным поворотом личной драмы. Всю жизнь скрывала происхождение, не имела своего угла, но не потеряла чувство достоинства. Бежала от надвигающегося преследования, вышла замуж - фиктивно - за дворника, чтобы получить возможность жить в подвале. И при таком существовании она все же смогла какие-то вещи сохранить -они связывали ее с прошлым.

Конечно, для того чтобы коллекция разрозненных, объединенных событиями моей частной жизни предметов приобрела музейный характер, необходима работа по научному подтверждению - атрибуция, катологизация экспонатов. Научные сотрудники Центра привлекают широкий круг специалистов, чтобы серьезно заниматься этим. Знаю, что есть договоренность с Третьяковской галереей о помощи сотрудников галереи нашему Центру в экс-пертно-атрибуционной работе. С моей коллекцией вести такую работу непросто, так как она собиралась разрозненно, в соответствии с разбросанностью моих личных пристрастий.

Отдельным разделом представлена здесь керамика. Керамическая посуда хранит тепло человеческих рук. Форма горшка универсальна, это знак рукотворности нашей жизни и символ домашнего очага, а следовательно, как я это понимаю, - и женского начала. Изразцы я стал собирать из любви к народному искусству. Оно наша основа и подпитка творчества художников, наше настоящее богатство. В дореволюционной России в каждом доме было множество рукотворных вешей - икон, полотенец, прялок, украшений, по-настоящему художественных. Эстетическое начало лежит в основе национальной художественной традиции. В то же время каждый элемент быта, начиная от изображения солнца на воротах и кончая образами в красном углу, выполнял роль оберега. Глиняные изразцы - это тоже обереги. В них воплощены стихии земли, воды и огня. Это образы символов, знаковый характер которых мы не всегда можем расшифровать. А вот самовар 1804 года. Его форма необычна. Россия переживает в это время расцвет клас-едвдт, \\ ш® m.vpe«ma «т.

В экспозиции представлены и старые фотографии, всего их у меня десять тысяч. Какие типажи! И за каждым своя судьба - и драма, и трагедия, и лирика, и эпос. Дух русский - он неисчерпаем. И в своих творческих работах мне хочется показать эту неисчерпаемость. Я работаю в разных жанрах, пишу портреты, много-фигурные композиции, всегда имеющие символический смысл; пейзажи, в которых стараюсь показать эпическую красоту нашей природы, исторические, заповедные и мемориальные места. Ис-

Спас Нерукотворный. XVII в. ходил и изъездил всю Калужскую область, запечатлел церкви и монастыри, которых здесь великое множество - около пяти тысяч памятников. Пишу на натуре, в разное время года. В пейзаже предпочитаю панорамность, многоплановость, пространствен-ность... В последнее время возросла моя любовь к натюрморту. Именно в нем, наверное, больше всего проявляется мое пристрастие к народному колориту и стилистике, к непосредственной природной красоте. Пишу цветы, в них радость, солнце. Их, в отличие от пейзажа, люблю писать «в упор», чтобы показать «крупным планом» буйство цветения, богатство красок, выразить восхищение щедростью природы. Здесь, в Калужском крае, где я живу уже сорок лет, она необыкновенная, и хочется запечатлеть ее в разных состояниях. А также порадовать глаз, который у каждого художника требует насыщения цветом.

Пятнадцать лет назад затеял я в разных областях России живописные пленэры. В последние годы они проходили в Калужской области, два года подряд - в 1999-м и 2000-м - в Малоярославце. Пленэры (или симпозиумы) - это традиционная форма контакта художника с натурой, и несколько поколений мастеров прошли через них. Пленэры привлекают людей разного возраста, на них приезжают художники из разных государств. Я изыскиваю возможность финансирования совместной летней работы живописцев и так поддерживаю творчество художников. На природе происходит очищение глаза, обостряется непосредственное видение мира. Художники учатся друг у друга, обмениваются творческим опытом. После пленэра каж-жл чщж/ш ш psfoora ътактает торщ. Фни -гож ьташ» здесь, для них выделены отдельные залы. Сейчас мы готовим очередной пленэр, посвященный Дням славянской письменности и культуры, который будет проходить в Калужской области с начала 2001 года, а свой старт возьмет в нашем Музейно-выставочном центре в Малоярославце. Ведь малоярославецкая земля - родина Третьяковых, Радищева, архитектора Баженова. Я мечтаю и о скульптурных симпозиумах. Малоярославец преображается на глазах, и пленэрная скульптура одухотворит городское пространство. 101


Адрес: Калужская область, г. Малоярославец
ул. Российских газовиков,13
Время работы: ежедневно с 10.00 до 18.00
выходной: понедельник

Дизайн сайта: Сергей Горбачев
Разработано: Greenkey studio